Регистрация

Войти:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете авторским материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на портале.

Для этого пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




0
23:38
0
21:38
0
19:38
0
17:38
0
15:58
0
13:18
0
10:58
0
8:38
0
6:19
0
5:18

Владимир Путин: «Государственный переворот России не грозит» (Интервью «Комсомольской правде» от 8 июля 1999 г.)

репосты
19
0
09.08.2019

Новость часа


Ровно 20 лет назад, 9 августа 1999-го, Владимир Путин возглавил правительство России [видео]

Владимир Путин: «Государственный переворот России не грозит» (Интервью «Комсомольской правде» от 8 июля 1999 г.)

В июле 1999 года, за месяц до назначения на высокий пост, в должности Секретаря Совета безопасности и директора ФСБ, Владимир Путин пришел в редакцию «Комсомольской правды» и рассказал о грядущих выборах, шпионах, отношениях с Ельциным. Предлагаем вашему вниманию это интервью будущего президента России.

— А можно сначала я задам вам вопрос? Что это за рыбья голова висит у вас на стене?

— Голова горбуши. Ее выловили на Дальнем Востоке. Но она ровным счетом ничего не символизирует. Так, для красоты…

— Неплохо, неплохо.

— Владимир Владимирович, а мы, пока вас ждали, такого насмотрелись: милиция, гаишники, охрана в штатском. Даже машины наших сотрудников, которые обычно стоят у подъезда, приказала отогнать подальше. Вы кого-то боитесь?

— Никого я не боюсь. По российскому законодательству директор ФСБ – неохраняемое лицо. Но у него есть своя ведомственная охрана. Вы заметили – со мной пришел один человек? А секретарь Совета безопасности – лицо охраняемое. И его берет «под опеку» Федеральная служба охраны.

— А когда вы едете по городу, движение перекрывают?

— Нет. Движение перекрывают только для президента и премьера.

— А самолет у вас есть?

— Нет.

— Как же вы летаете?

— Если надо по личным делам, то покупаю билет и лечу. А если по служебным, то тоже либо рейсовым самолетом, либо «попутным» спецбортом, в зависимости от того, по какой линии мероприятие.

— Когда вас назначили секретарем Совета безопасности, ходили слухи, что вы вот-вот распрощаетесь с постом директора ФСБ. Но так все и осталось, вы по-прежнему совмещаете обе должности. В этом есть какая-то серьезная необходимость?

— Поначалу эта конструкция действительно воспринималась как временная. Но Борису Николаевичу она понравилась. С одной стороны, Совбез от имени главы государства официально курирует все силовые министерства и ведомства. А с другой, ФСБ – сама по себе системообразующая структура, которая с помощью специальных сил и средств изнутри контролирует практически все силовые ведомства. То есть совмещение руководящих должностей и ФСБ существенно усиливает и в какой-то степени увеличивает возможности Совбеза в реализации тех решений, которые рождаются в его недрах.

— Президенту понравилось, а вам-то каково?

— Думаю, такое совмещение не должно быть постоянным. Если Борис Николаевич сразу не был готов к тому, чтобы кого-то с ходу назначить директором ФСБ, то сейчас, полагаю, он присмотрелся, в том числе и к сегодняшним руководителям Лубянки.

— В последнее время в печати появляется много «шпионских историй». Только знаете, что настораживает? Шпионов вы вроде бы ловите много, но уж больно они все какие-то мелкие.

— Ну почему же? Встречаются и крупные. Просто мы договорились с нашими зарубежными партнерами не озвучивать информацию на сей счет. Потому что это ухудшает двусторонние международные отношения. С американскими коллегами мы даже вырабатываем систему мер по предупреждению негативных последствий, связанных с деятельностью спецслужб наших стран. И пусть вас это не удивляет. Во всем цивилизованном мире основная задача спецслужбы – обеспечивать достоверной информацией свое политическое руководство. В наших национальных интересах – нормальное, конструктивное сотрудничество с подавляющим большинством стран.

— Если нельзя называть новых громких имен, давайте хотя бы остановимся на «старых» шпионах – мы имеем в виду Обухова, Пасько, Моисеева, Никитина…

— Да, вокруг этих персонажей по-прежнему много шуму. Но, считаю, в данных случаях наше ведомство поступает, исходя из государственных интересов. Остановлюсь на Никитине. Ведь что там на самом деле произошло? Он проник в библиотеку и взял сведения, которые являлись секретными. Кстати, за свою «общественную деятельность» он получил денежное вознаграждение. Конечно, есть другой вопрос: насколько эти сведения актуальны сегодня? И с точки зрения политеса, в том числе международно-экологического, наверное, можно подумать о смягчении наказания. Но это должен решать суд.

К сожалению, зарубежные спецслужбы, помимо дипломатического прикрытия, очень активно используют в своей работе различные экологические и общественные организации, коммерческие фирмы и благотворительные фонды. Вот почему и эти структуры, как бы на нас ни давили СМИ и общественность, всегда будут под нашим пристальным вниманием. Этого требуют от нас интересы государства.

Мы ничего не делаем «ради конъюнктуры». Работаем, как говорится, только по факту. К слову, дело Моисеева – из разряда как раз таких случаев. И не важно, на какую разведку он работал – южнокорейскую или северокорейскую.

Владимир Путин: «Государственный переворот России не грозит» (Интервью «Комсомольской правде» от 8 июля 1999 г.)

— А теперь давайте заглянем в Совет безопасности. Недавно, говорят, еще два ваших полковника получили генеральские звания. Президент требует сокращать генералов, а вы их там «раздуваете»…

— Количество генералов не увеличивается. Но генерал-майоры по занимаемым должностям имеют право получить следующее воинское звание – генерал-лейтенанта. А в том, что у нас работают преимущественно военные люди, нет ничего странного. Ведь что такое Совет безопасности Российской Федерации? Посмотрите повестку наших совещаний и заседаний на первое и второе полугодия: противовоздушная оборона, развитие морского флота, силы ядерного сдерживания… Кто будет этим заниматься? Прапорщики? У них свои заботы – котелки, бляхи, фонари…

Что же касается сокращения, то, к примеру, в ФСБ при всех перестановках, разливах и сливах количество генералов уменьшается. Как, впрочем, и общая численность сотрудников. У нас их было за сотню тысяч, сейчас меньше. Но тоже немало. А все почему?

К сожалению, в наших спецслужбах – экстенсивный метод развития. Не хватает средств. Поэтому там, где могла работать техника, заняты люди. И если мы просто сократим численность ФСБ, допустим, до 20 тысяч и не обеспечим их техникой, у нас будет больше проблем, чем есть сегодня.

— Почему всем звания повышают, а Борис Николаевич как был полковником, так и остается?

— А какое воинское звание было у Николая II?

— Полковник.

— Вот! Это очень почетное звание.

— Вы же тоже полковник?

— Да, недавно получил звание полковника запаса и хочу обратить ваше внимание на то, что я остаюсь гражданским лицом.

— А как же командуете генералами?

— Мы не в армии, и мы не командуем. Никто не щелкает каблуками, у нас другой стиль. Что же касается меня… Я оставил службу в КГБ подполковником. Когда снова перевели на Лубянку, мог практически сразу получить генерала. Но думаю, это было бы с моей стороны некорректным. В воинских коллективах есть определенная традиция: очередную звезду надо заслужить.

— Когда вы встречаетесь с президентом, он дает вам какие-то указания или рекомендации по поводу «нейтрализации оппозиции»?

— Я не буду вас убеждать в обратном. Приведу лучше один пример. Как-то, основываясь на оперативных материалах, я подробно рассказал Борису Николаевичу о том, как проводится предвыборная кампания в одной из соседних стран, где органы безопасности напрямую получают указания работать по оппозиции и добиваются при этом успеха. Президент меня выслушал и сказал: «Мы так работать не будем». Да, в ФСБ создано управление конституционной безопасности. Но оно «работает» не с оппозиционными партиями и движениями, а с экстремистскими – они могут быть как левого, так и правого толка.

— ФСБ – одна из самых осведомленных структур. Ваш прогноз: как будет развиваться общественно-политическая ситуация в России в ближайшие месяцы? Что будет с рублем, с Компартией России, с Мавзолеем Ленина?

— Да, аналитические службы у нас неплохие. Но мы не считаем, что в современной жизни можем подменять других аналитиков, профессионально работающих в своей области. Что будет с КПРФ? Думаю, что запрет не самый лучший способ борьбы с оппозицией. Цель не будет достигнута, а эффект получится обратным. На Руси гонимых любят.

Ну а по Мавзолею… Не думаю, что в ближайшее время с ним что-то произойдет. А если и появится решение, никаких волнений не будет. Но вообще любой вопрос должен созреть. Все должно быть вовремя, не стоит суетиться.

— В последнее время в прессе появились сообщения, что квартира, в которой запечатлели человека, похожего на Скуратова, являлась конспиративной и принадлежала ФСБ.

— ФСБ России не имеет к этой истории абсолютно никакого отношения. Я думаю, всю эту кашу заварила группа лиц, с которыми Юрий Ильич был в контакте, там и возникли какие-то проблемы. И насчет нашей «конспиративной квартиры» — полный бред. Квартира была специально приобретена для того, чтобы там отдыхать. Хозяева квартиры утверждают, что видеосъемку делали их конкуренты по бизнесу, потому что следили за ними самими и случайно зафиксировали других лиц.

Владимир Путин: «Государственный переворот России не грозит» (Интервью «Комсомольской правде» от 8 июля 1999 г.)

— Как продвигается расследование убийства Галины Старовойтовой?

— Работа идет непрерывно. Ею занята большая группа наших следователей. Есть версии, они отрабатываются. Есть подозреваемые, которые тоже отрабатываются. В числе задержанных есть люди, которые, как мы считаем, могут быть как-то причастны к этому убийству.

— По страницам оппозиционной прессы гуляет такая версия: премьер-генерал Степашин в последнее время еще больше сблизился со своими давними приятелями и друзьями – директором ФСБ Путиным, министром обороны Сергеевым, министром внутренних дел Рушайло. Высказывается подозрение: не соберутся ли друзья-приятели и не устроят какой-нибудь военный переворот?

— А зачем нам устраивать переворот, когда мы и так у власти? Кого переворачивать-то?

— Президента.

— Но он же нас назначил!

— Так может и разназначить. Почему возник августовский путч 1991 года? Потому что над генералитетом нависла угроза отставки.

— Нет, лично я ничего переворачивать не собираюсь. Надо у Сергеева спросить, может, он чего задумал? А если серьезно… Уверен: никто из тех, кого вы здесь перечислили, за свои посты зубами не держится. Жизнь красочнее и интереснее, она не ограничивается только кабинетами и служебными делами. Все хорошо в меру. Я считаю, что больше пяти лет руководитель не должен сидеть на одном месте, его работа становится неэффективной.

— А президент?

— Президент – должность особая. Два срока, я считаю, оптимальный вариант.

— Вы очень хорошо знаете президентскую администрацию, с ее руководителем Волошиным часто встречаетесь. Что он за человек? Действительно ли такой жесткий, как говорят?

— Во-первых, мне с ним комфортно работать, он психологически совместимый для меня человек. Внешне выглядит либералом и на самом деле таковым является. А жесткость его в том, что свои решения он доводит до конца. При этом есть плюс: его можно переубедить. У него, на мой взгляд, сложились очень хорошие отношения с президентом, Борис Николаевич ему доверяет. Это очень важно для работы и администрации, и других исполнительных структур.

— Теперь насчет кризиса вокруг Югославии. Так ли уж необходимо наше присутствие в этом регионе? Как вы считаете, удалось ли России добиться здесь оптимальных для себя решений?

— Думаю, да. Полагаю, мы обязательно должны были там присутствовать. В центре Европы есть целый анклав, который испокон веку симпатизирует России. Эти люди смотрят на нас, как на большую землю. И такой позитив мы должны сохранять.

Владимир Путин: «Государственный переворот России не грозит» (Интервью «Комсомольской правде» от 8 июля 1999 г.)

Оптимальными являются степень и качество нашего присутствия в Югославии. Чтобы иметь свой сектор, нужно минимум 10 тысяч человек. А это 13 миллионов долларов в месяц, которые должна платить Россия. Но дело даже не в деньгах, хотя и об этом надо было думать. Самое главное – эффективность пребывания нашего контингента в Косово. С этим теперь все в порядке: мы взяли под контроль одну из самых ключевых точек – аэропорт в Приштине. Принципиально важным является то, что он не стал плацдармом для конфронтации со всем цивилизованным миром. Если нам удастся создать почву для конструктивного общения и сотрудничества военных, это будет на самом деле очень существенный элемент продвижения вперед по пути интеграции России в мировое пространство, в том числе и военное.

— А почему наш Совбез дал согласие на то, чтобы российские военные подчинялись приказам командования НАТО?

— Есть объединенный штаб, куда входит наш представитель. Именно он отдает указания нашим военнослужащим. Но это в случае, если решение нас устраивает. А если нет, мы оставляем за собой право его не выполнять. Что касается численности наших миротворцев, то и в этом смысле, я думаю, мы получили оптимальный вариант. Три с половиной тысячи военнослужащих – это немало. И затраты требуются большие – 60-70 миллионов долларов в год. Надо теперь постараться, чтобы они использовались эффективно.

— И наконец несколько вопросов «по существу». Как вам удается поддерживать хорошую физическую форму?

— Я занимался борьбой самбо, выполнил норматив мастера спорта, а потом перешел в дзюдо и тоже стал мастером. Сейчас каждое утро делаю зарядку, иногда плаваю.

— А где разряжаетесь – в театре, в бане?

— Музыку люблю, книги. Почему бы и в баньку не сходить? Люблю порыбачить. Недавно был в Якутске, вместе с президентом Михаилом Николаевым ходили на рыбалку. И, не скрою, немного потаскали сетку. Там были во-о-о-т такие рыбины!

8 июля 1999 г., «Комсомольская правда»

ОТ АВТОРА

Путин поправил всего одно слово. И отменил хлеб-соль

Обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов вспоминает, как 20 лет назад брал интервью у будущего президента России.

Вот как это было (подробности)

ВОПРОС ДНЯ

А вы как эти два десятилетия прожили?

Алексей ПОДБЕРЕЗКИН, профессор МГИМО:

— Это годы перелома. Россия в 90-е годы деградировала и стояла на грани уничтожения. С тех пор мы медленно выползаем из ямы, которая оказалась так глубока, что лично я в августе 1999-го не видел перспектив. Армии, по сути, и не было. Конфликт в Грузии был «последним кукареку» остаткам Советской армии в России… Эти 20 лет стали сеансом нашего выздоровления.

Сергей ЦЕКОВ, сенатор от Крыма:

— Самое знаковое событие за эти 20 лет — воссоединение Крыма с Россией. У нас живут русские люди — и мы себя от России никогда не отделяли. Благодаря Путину Россия снова стала влиятельна в мире — а Крым частичкой этого влияния.

Валентина САФРОНОВА, глава Ассоциации российских флористов:

— В первую половину этого десятилетия было все отлично. В последние годы настроение более пессимистичное. Денег на цветы люди тратят все меньше…

Леонид ПОПОВИЧ, президент Союза виноградарей и виноделов России:

— С 1999-го в России началось медленное восстановление виноделия. Люди на юге страны стали вновь высаживать виноградники и делать хорошее вино.

Сергей ОСИНЦЕВ, ресторатор:

— Для меня в эти 20 лет видится больше светлых полос. У меня родились тройняшки. Начал развиваться бизнес в Питере. Но сложности возникали — как у всех.

Виктор СУХОРУКОВ, народный артист России:

— Хорошие годы, замечательные. Я очень рад этому двадцатилетию.

Аскольд ЗАПАШНЫЙ, худрук Большого Московского цирка:

— Это годы успеха. Сейчас есть люди, которые демонизируют Путина, но я считаю, что это лучший правитель для нашей страны. Я успел повидать и СССР, и перестройку. Наблюдал людей, которые много говорили, но ничего не делали. И видел, когда люди продавали страну. А сейчас вижу, как восстановлена репутация государства, лицо страны в мире.

Поделиться видео </>
xHTML-код

Путин в большой политике 20 лет!.В августе 1999-го Владимир Путин был назначен исполняющим обязанности главы правительства

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту news@newsbreaking.ru.

Подписывайтесь на наш Телеграм чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Поделиться:


Оставить отзыв

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам

Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!


1хбет зеркало на сегодня прямо сейчас
1хбет зеркало на сегодня рабочее регистрация
Зеркало 1xbet рабочее на сегодня 1хбет зеркало прямо сейчас 1хбет альтернативный адрес работает всегда 1хбет новый сайт зеркало 1win зеркало рабочее на сегодня 1xbet официальный сайт рабочее зеркало на сегодня зеркало бк леон на сегодня 1win рабочее зеркало