Регистрация

Войти:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете авторским материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на портале.

Для этого пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

репосты
146
0
28.03.2019

Новость часа


Спецкор «Комсомолки», отправившись на Украину накануне президентских выборов, узнала, какие настроения царят в Киеве, а теперь — и в Одессе

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

ЧАСТЬ 1

ЧАСТЬ 2

Спецкор «Комсомолки», отправившись на Украину накануне президентских выборов, узнала, какие настроения царят в Киеве, а теперь — и в Одессе.

Если вы услышите, что пожар 2 мая 2014 года в Доме профсоюзов, где заживо сожгли противников майдана, разделил жизнь Одессы на «до» и «после», поверьте — это действительно правда. Это стало точкой невозврата. Тем, что нельзя просто принять и простить. Я в этом убедилась. Даже тот, кто приезжает в Одессу впервые, невольно начинает воспринимать происходящее через призму той трагедии.

ПУШКИН — СЕПАРАТИСТ?

По сравнению с другими крупными украинскими городами Одесса — город аполитичный. На улицах полно туристов, а предвыборной агитации почти не видно. На весь город с трудом насчитаешь больше десятка агитпалаток. Набор традиционный: Порошенко, Тимошенко и полковник Гриценко, большинство других кандидатов в президенты на агитацию решили не тратиться. Волонтеры Порошенко и Тимошенко стоят тихо, курят бамбук – народ к ним совсем не подходит. Агитатор Гриценко старается честно отрабатывать зарплату и всовывает мне газету. Правда, на вопрос: «И чем же хорош ваш кандидат?», тут же сообщает, что сам он хотел бы проголосовать за Бойко от «Оппозиционного блока».

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— Бойко ведь за мир выступает, за 5 лет обещает решить конфликт на Донбассе. Сколько уже можно войну вести?! А Гриценко – военный… Но мне же неудобно. Как я буду голосовать за Бойко, если агитирую за Гриценко? – боролся сам с собой агитатор.

— Но ведь голосование то тайное! Голосуйте за кого хотите. Или ваш бюллетень уже купили?

— Пока еще нет, — задумчиво протянул он.

Прямо таки муки совести Кисы Воробьянинова, подумала я и пошла разглядывать памятник «Двенадцатому стулу». В Одессе очень хочется воспринимать все несерьезно.

А вот и Приморский бульвар, Пушкин. В последние годы на Украине его стали называть поэтом-сепаратистом. А для одесситов этот памятник особенный. Деньги на его строительство собирали всем городом. Кто сколько мог: от 9 копеек до 100 рублей. В 1889 году памятник открыли. Под бюстом надпись «Пушкину граждане Одессы». За памятником — горсовет (раньше это была биржа). Над зданием реет украинский флаг.

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— Здесь любят собираться националисты. Называют себя одесситами, но говорят почему-то на закарпатском, — рассказывает мне житель города, с которым мы разговорились на улице.

Вот они, одесские контрасты: националисты и Пушкин. Пушкин и националисты.

Когда стемнело, на оживленной Дерибасовской вдруг появилась палатка какого-то «нацсектора». Молодчики с цепкими взглядами раздавали людям листовки. Кто успевал, проходил мимо, ускоряя шаг. Я успела.

ПОД ПРИЦЕЛОМ «ИЗБУШКИ»

Люди в Одессе рациональны и осторожны. Те, кто высовываются, тут же попадают под колпак СБУ. Особенно несладко журналистам. После 2014-го тут устраивались облавы на издания, многих журналистов задерживали, проводили обыски.

— Жена не давала мне выходить на улицу без бронежилета. Просто за порог не пускала. Я в нем полгода проходил. Летом 2015-го снял, сказал: все, не могу больше, жарко! – смеется одесский коллега, конечно попросивший не называть его имени.

Я в ответ рассказываю забавную историю, как ехала в Одессу на поезде из Киева. Со мной в купе оказался мужчина, который сразу предупредил, что ночью он спать не будет — бессонница. При этом одну подушку он положил под голову, а вторую зачем-то держал в руках. У меня мелькнула мысль: а вдруг он из СБУ? В Киеве я попалась на глаза сотрудникам «избушки» (так на Украине называют службу безопасности), когда фотографировала здания с растяжками «Слава Украине».

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— Я представила, что мужик меня ночью задушит, и ему ведь ничего не будет, — поделилась я паранойей с одесскими коллегами.

— Ну, вот ты и поняла, как мы тут живем, — серьезно ответили одесситы.

Маленькая деталь – переписываясь друг с другом в соцсетях, местные журналисты после прочтения машинально удаляют всю переписку. Ведь если СБУ тебя задерживает, то первым делом лезет в твой телефон.

«ТЫСЯЧИ ЛЮДЕЙ ВИДЕЛИ, КАК ЗДЕСЬ УБИВАЛИ»

Середина дня. У Дома профсоюзов 20-30 человек с флагами Одессы и «Куликова поля». Каждую неделю они приходят сюда, чтобы положить цветы, зажечь лампадки, прочитать молитвы. Крестятся у забора перед зданием. Как перед алтарем мучеников. Среди пришедших — и те, кто потерял в этой кровавой бойне своих детей.

Во мне собравшиеся тут же приметили чужака. Здесь все знают друг друга в лицо.

— Вон, какая-то стоит нас фотографирует, — показала на меня одна из женщин.

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— Извините, не бойтесь, я из России.

— За нас что ли, получается? – недоверчиво спросил стоящий рядом мужчина.

— За вас.

— Из России она, из России, — стали передавать друг другу люди. – Да тише вы, тише!

И отвернулись. Как я узнала позже, буквально в паре метров от меня наблюдал за происходящим сотрудник СБУ.

— Это его штатное место. Он нас постоянно пасет. Я с ним каждый раз здороваюсь: «привет, СБУ!» Записывает всех новеньких, — рассказала мне одна из женщин. — А люди на вас оборачивались, потому что не знали, кто вы, почему их фотографируете. Вечером к каждому из них могут позвонить в дверь. Все боятся.

Как оказалось, моей собеседнице удалось спастись из Дома профсоюзов.

— Нас «Беркут» защищал от нациков, когда те вначале гнали нас по Греческой улице. Там уже были убитые. Мы прибежали сюда, заперлись в Доме профсоюзов. «Беркут» меня потом со второго этажа снимал, — рассказывает мне женщина.

— Тысячи людей видели, как противники майдана во время пожара из окон прыгали, а их внизу добивали. А кого не добили, тех увозили. Некоторые до сих пор сидят. За пару недель до трагедии на Приморском бульваре небайдузы (с украинского «небезразличные» — Ред.) тренировались. Типа студенты. Со щитами и с палками. И кто будет в этом разбираться, если нынешние власти это и устроили? А ведь найдутся в Одессе и те, кто за Порошенко пойдет голосовать. Кому дадут денег, тот и пойдет, — говорит мне интеллигентного вида мужчина.

По его словам, он приходит к Дому профсоюзов просто пообщаться с такими же людьми, как и он, узнать новости.

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— У нас тут клуб по интересам, — замечает он. — Я не пророссийский и не проукраинский! Я – пронормальный. Моя родина – СССР. Я всю жизнь на русском говорил, почему теперь должен говорить на украинском? Но если эта власть останется, нас просто насильно заставят.

У Дома профсоюзов люди простояли час. Положили цветы и разошлись…

«ПРИШЛИ НОВЫЕ ШВОНДЕРЫ»

— Что здесь собой представляет русский мир? Много ли людей, которые себя к нему причисляют, или одесситы уже тоже одной ногой в Европе? — спрашиваю я у Олега Губаря – почетного гражданина Одессы, историка, краеведа, писателя.

Мы сидим в старом одесском дворе, в квартире напоминающей советское литературное подполье. Книги, журналы, необычные картины на стенах. Этакая берлога творческого человека. Здесь можно смотреть друг другу в глаза и говорить, о чем хочешь. Сам хозяин в теплой меховой жилетке. Его супруга кутается в длинный свитер — в квартире прохладно, в деревянные окна сквозит.

— Если под русским миром понимать людей, которые считают себя частью русской культуры, русской истории, то достаточно посмотреть, сколько народу приходит 2 мая на Куликово поле, 10 апреля (День освобождения Одессы от оккупантов в 1944 г. – авт.) и 9 мая на Аллею славы. Тысячи людей! И это несмотря на все запугивания и репрессии. Одновременно с этим проходят митинги националистов. Но там, несмотря на все поощрения от властей, собираются полтора инвалида.

Недавно у Преображенского собора был крестный ход. Много людей пришло. Это был протест против того, что происходит с церковью на Украине. Срезают замки на храмах, избивают людей, изгоняют священников, мы все это видим своими глазами! Негодование тем, что делают киевские власти, — массовое.

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— Но зато теперь украинцы могут без виз ездить в Европу.

— Понимаю вашу иронию. Но чтобы ездить в Европу, нужны деньги. А у людей их нет. У Украины очень выгодное положение. Сохраняя нейтралитет, не примыкая ни к России, ни к Европе (как говорят, умный теленок двух маток сосет) можно было сохранить возможность транзита – не только ресурсов, но и железнодорожный, автомобильный, морской транзит. А сейчас уже даже газовый транзит из России под угрозой. Морской — уже давно завял, посещаемость одесского порта резко упала, ведь все российское блокируется. А это огромные деньги. То есть получается: назло кондуктору возьму билет и пойду пешком. Какой смысл? Что мы приобрели? Чашку кофе в Венской опере? Это цена получения безвиза и томоса? Приходят новые матросы железняки и швондеры, но с советских времен украинские закрома опустели. Инфраструктура изношена, в Одессе, да и в других городах постоянно лопаются коммуникации. Сближение с Россией – это не просто наши «ватные устремления», это шкурный интерес! Это всеобщее благо!

Наши радикальные патриоты говорят: «Да, вначале будет плохо, но пройдет лет 10, 20…» Но мы так уже жили! Хрущев нам обещал через 20 лет коммунизм, а Парубий (спикер Верховной Рады, — авт.) обещает через 20 лет победу антикоммунизма. Чем тогда это отличается от ГУЛАГа? Пусть вымрет куча людей ради новой «светлой» идеи? Радикалы нам предлагают жить по принципу «пусть у меня не будет глаза, а у москаля не будет двух», но на самом деле выходит наоборот. Государству можно простить очень многое, но оно должно выполнять свою главную функцию: защищать права и имущество людей.

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

— Киевские власти говорят, что они это и делают: с утра до ночи защищают Украину от российской агрессии.

— У нас внутри страны полный беспредел, и это не российская агрессия. В Одессе по улицам свободно разгуливают граждане, совершившие убийства, так называемые «активисты». Их защищают из Киева, их прикрывает региональное начальство. И наоборот есть те, кто годами сидят в тюрьмах, хотя с них сняты все обвинения. Государство дошло до такой стадии, что его нет.

— На вас лично были какие-то «наезды», доносы за вольномыслие?

— Постоянно. Например, приглашают меня выступить в библиотеке с лекциями об истории градостроительства или почитать прозу. Так тут же пишут письма губернатору: «это сепаратист!», и мероприятие отменяется. «Он не с нами, значит, не дадим ему выступать». Или приходят тут «активисты» в нашу винарку (рюмочная, — Ред.), фотографируют меня втихаря и пишут потом: «Они спаивают наш народ!» Само собой, доносы в СБУ…

— Почему вы не уезжаете из страны, как многие другие?

— Ваш вопрос странный и даже оскорбительный. С какой стати я должен уезжать из города, с которым у меня связано все? Здесь похоронены все мои предки. Я хочу достойно дожить свою жизнь, а не пускаться в бега. Мы сейчас делаем альбом «Одесса в оккупации». У меня только со стороны отца четыре многодетные семьи здесь погибли. Меня волнует тема: как в молодой стране зарождается фашизм. Я имею в виду Румынию. Но исторические аналогии с сегодняшним днем очевидны. Наши националисты просто по их следам идут. В 1941-42 годах немцы уничтожили в Одессе около 3 тысяч человек, из которых не все даже были евреями, а 95 тысяч одесситов уничтожили румыны. У нас есть современники, которые пытаются реабилитировать румынскую оккупацию: смотрите, как хорошо жили, зона свободной торговли была, работали театры, университеты. Да, а параллельно шло уничтожение десятков тысяч людей. Я не могу обвинять переживших оккупацию и кем-то при ней работавших. Мы тоже сейчас чем-то занимаемся, испытывая к власти, мягко говоря, неудовольствие. Но одно дело, когда люди выживают, а другое — когда ложатся под оккупантов, бегут впереди паровоза, предлагают себя.

Одесса своими глазами: Живем, как в оккупации

У нас в стране сейчас устанавливают памятники тем, кто уничтожал не только евреев, но и поляков, и закарпатских венгров. Если на Западной Украине ставят памятник Бандере – пожалуйста, мы не можем им диктовать, но пусть и нам не диктуют, какой здесь памятник сносить, а какой ставить. Я помню, какой был праздник, когда мы в Одессе открывали памятник Екатерине II, и, кстати, это было при Ющенко. А теперь у нас звучат призывы памятник снести.

— Каковы настроения людей в Одессе?

— Основная масса в очень затяжной депрессии. Жить в оккупации, хотя бы психологической, уже пять лет — это очень трудно. Оказаться в каком-то месте (не важно, Россия это или нет), где беззаботные люди свободно говорят по-русски — это уже врачующе. Все, что мы хотим, – это сохранить свой язык. Сохранить себя как личности, а город — как индивидуальность. Нам не удается ни того, ни другого. Облик Одессы меняется не к лучшему.

— Вы сами себя в своей компании называете «ватниками». Обидно как-то звучит…

— А что такого? Мы к этому привыкли и должны же сами себя как-то идентифицировать. Ну, вата и вата. В этом слове много позитива. Я сплю, например, под ватным одеялом (смеется).

Поделиться видео </>
xHTML-код

Уличный музыкант поёт Утёсова в Одессе.Видео: Анастасия Матвеева

Источник

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту news@newsbreaking.ru.

Подписывайтесь на наш Телеграм чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Поделиться:


Оставить отзыв

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам

Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!


Анна Шапиро
Игорь Востриков
Нострадамус
Пушилин
журналист Андрей Бабицкий
1хбет зеркало на сегодня прямо сейчас
1хбет зеркало на сегодня рабочее регистрация
Зеркало 1xbet рабочее на сегодня 1хбет зеркало прямо сейчас 1хбет альтернативный адрес работает всегда 1хбет новый сайт зеркало 1win зеркало рабочее на сегодня 1xbet официальный сайт рабочее зеркало на сегодня зеркало бк леон на сегодня 1win рабочее зеркало