Регистрация

Войти:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете авторским материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на портале.

Для этого пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




0
10:07
0
6:07
0
22:07
0
18:07
0
14:07
0
10:07
0
6:07
0
22:07
0
18:07
0
14:07

«Екатеринбургский майдан»: Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

репосты
13
0
10.06.2019

Новость часа


По факту массовых беспорядков возбуждено уголовное дело, но кого по нему посадят, большой вопрос [автор отвечает на комментарии]

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Я иду по зеленому газону, на котором две недели назад хипстеры в сатанинских майках с перевернутыми крестами перетягивали забор с молодчиками в православных наколках, через слово поминающих женщин с низкой социальной ответственностью: «Я здесь, <слово, созвучное со словом «глядь»>, за Храм стою, чтобы тебе, <глядь>, на будущее… духовность…».

Секции забора, отбитые у «поборников духовности», хипстеры топили в Исети или толпой прыгали на железяках, выкрикивая: «Кто не скачет, тот за храм!».

Поделиться видео </>
xHTML-код

«Екатеринбургский майдан». Расследование Ульяны Скойбеды.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

«Хто не скаче, той москаль!», — ахнули интернет-пользователи, узнав русофобскую речевку киевского майдана. В 2014-м невозможно было представить, что хоть один русский повторит этот оскорбительный стишок: и вот нашлось полсотни дурачков — в Екатеринбурге.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Массовые протесты начались после того, как в ночь на 13 мая в сквере на берегу городского пруда установили забор для строительства Соборного Храма Екатеринбурга: проект прошел все согласования, несмотря на постоянные уличные акции.

Поделиться видео </>
xHTML-код

Снос забора в сквере у Драмтеатра в Екатеринбурге.Молодежь смяла и выкинула несколько пролетов в Городской прудАлексей БУЛАТОВ

Винтить «заскверников» отправили ОМОН; главный редактор сети городских порталов «Херст Шкулев Медиа» (материнская компания — Hearst Corporation, Нью-Йорк) Ринат Низамов вел стрим с криками: «Я за сквер!», — люди в сети с пеной у рта доказывали друг другу:

— Нет там никакого сквера, это вытоптанный бомжами пустырь! Верующих девять лет гоняют по городу: не дали построить Храм на историческом месте, на площади, потом на насыпном острове на пруду, и, наконец, на берегу — каждый раз протесты! Совесть у вас есть? Дайте православным место!

Противники бодро отвечали:

— Потому что православные девять лет пытаются влезть на занятую чужую территорию: на площади и на пруду уже стоят любимые всем городом памятники, а сквер — последний кусок зелени в районе! Представьте, что в вашу квартиру пытаются вселиться: сначала в ванную, потом в кухню и, наконец, в гостиную — и обижаются, что вы против!

Пикантная деталь: собор решили подарить городу два православных олигарха, один из которых, два года назад, несмотря на ожесточенное сопротивление населения, построил под Челябинском ГОК: предприятие, грозящее убить остатки экологии. Тогда митингующих так же мутузили чоповцы в черной форме, и жители озлобились: «В который раз богатым наплевать на наше мнение».

В Свердловскую область уже подтягивались радикалы из соседних регионов, в полицию полетели бутылки с жидкостью для розжига (информация с закрытого совещания штаба правоохранительных органов), в сквере у протестующих — по закону майдана — внезапно появилась звукоусиливающая аппаратура, бесплатная пицца на всех и дева, играющая на виолончели…

Ситуацию спас президент Путин, потребовавший изучить и учесть мнение населения: вакханалия остановилась, забор убрали.

А я отправилась узнавать, что же так взбесило жителей Урала и настроило их против церкви.

ТРИ НЕУДАЧНЫХ МЕСТА

Цветущие гигантскими цветами яблони, под ними — 16-летние девочки: фотографируются, подняв вверх указательный и средний пальцы знаком «V»:

— Против храма! Потому что, блин… нельзя так!

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Действительно, так врать нельзя. Пропагандисты, разоблачая «Оранжевую революцию на Урале», в угаре написали, что место будущей стройки — заброшенный безлюдный кусок земли на задворках, где все стены обрисованы граффити, и «жители ставят на этом пустыре машины».

По факту: прямо через дорогу от «заброшенного куска земли» — правительство Свердловской области и областное Заксобрание, то есть это — самый сладкий центр, «центрее» не бывает.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Представьте, что церковь пытаются всунуть в Александровский сад возле Кремлевской стены: аналогия будет полной, в том числе и по количеству деревьев.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Чтобы два раза не вставать: предыдущие предлагаемые места постройки — в нескольких стах метрах отсюда, то есть, все это — один пятачок. На первом, историческом, где до 1930 года стоял взорванный большевиками собор, теперь площадь Труда, конструктивистское здание обкома и фонтан «Каменный цветок» в стиле Бажова, но с серпом и молотом. Возвращать туда храм — значит, убирать фонтан, то есть, оскорбить всех, кому дорого советское прошлое.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Храм-на-воде (вторая попытка), как нарочно, был спроектирован на стрелке возле построенного в виде «кораблика» вышки исторического стадиона «Динамо», которая не только стоит в очереди на включение в перечень всемирного наследия ЮНЕСКО, но просто является символом города.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Терять произведение искусства ради новодела неизвестного качества?

Реально жалко.

Я не житель Екатеринбурга, я всего лишь несколько раз была здесь в командировке, но даже я была бы резко против.

ЛИЦА ПРОТЕСТА

По скверу меня водит смм-щица (специалист по продвижению всего, чего заказчик скажет, в соцсетях) Елена Бикташева, которая еще в марте писала в «КП», что в Екатеринбурге назревает гражданское противостояние и просила «приехать защитить от православных сквер»…

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Спрашиваю Елену:

— Один из аргументов противников застройки: Екатеринбург — на предпоследнем месте в стране по экологии: по каким показателям? Почему защитники сквера не участвовали в электронном обсуждении проекта, который проводила мэрия: три тысячи человек высказались «за» и только двести — «против»?

Бикташева не может ответить: она просто по команде приходила на акции, взявшись за руки с другими активистами, «обнимала» пруд и сквер и думала, что это подействует. Мест для застройки в городе-миллионнике — хоть отбавляй: бери любой недострой, любой пустырь на месте снесенного завода.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Самый близкий пример — вот, — женщина показывает на здание с пустыми глазницами окон прямо через дорогу от сквера, в одном ряду с Заксобранием.

Это тот самый недострой, на месте которого один из олигархов-благотворителей собирается строить 30-этажный многофункциональный центр с парковкой и спа, то есть, территория уже в собственности застройщика. Ну, и зачем он решил отнять у горожан любимую площадку отдыха?

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Организатор протестов, создатель группы в ФБ «Парки и скверы» Анна Балтина (в миру руководитель детского хора в городе Березовском Свердловской области), напротив, встречаться с «КП» отказалась: сказала, что у нее и так проблемы, ее таскают в правоохранительные органы. В борьбе Анне помогали «Ельцин-центр» и штаб Навального в Екатеринбурге: они перепостили сообщение «Парков и скверов» типа: «Все идем гулять в сквер, берем с собой зонтики и хорошее настроение».

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Собственно, протест начался с того, что сестра Балтиной Алена Смышляева повалила секцию забора и влезла в сквере на дерево:

Поделиться видео </>
xHTML-код

Девушка показывает, как пряталась от росгвардейцев.

— Внизу чоповцы и росгвардейцы с автоматами: «Девушка, слезайте!», — а я им: «Оой, какие симпатичные… А что, в России запрещено сидеть на деревьях? Я на этой яблоне всегда пою народные песни», — и завожу: «Се-елезня я любила, молодого хвалила…».

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

В общем, Алену стаскивали за ногу, ей присудили штраф по статье «Хулиганское проникновение на охраняемую территорию».

— Это была туса, — говорит журналист Данил Свечков, — девчонки подбегали, с хохотом выхватывали из-под забора легкие защитные блоки, откидывали в сторону и убегали!

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

— Это было страшно, — говорит бизнес-вумен Мария, — ОМОН разгонял протестующих спецсредствами: направленным светом фонарей, люди договорились и разом принялись светить полиции в глаза в ответ. Я поняла: это пипец…

Бывший редактор «КП-Екатеринбург» Марина Рощина:

— Потрясло, когда охраняющие стройплощадку спортивные ребята подняли руки в нацистском жесте и начали скандировать: «Мы-за-храм!». Я сразу поняла, против кого я и с кем…

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Все, с кем я разговариваю в сквере, улыбаются, и улыбаются сидящие на траве под деревьями. Ощущение счастья и даже эйфории — настроение победившего майдана, о нем рассказывают все, кто был в Киеве, его ни с чем не спутать.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

По косой аллейке идет священник в облачении, он тоже улыбается, это непроизвольно. Через минуту батюшка сцепляется с человеком, продающим с машины кофе: каждый говорит, что у другого – черти в глазах. На другом берегу Исети огромными буквами написано: «Кто мы, откуда, куда мы идем?».

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

ЗИГУЮЩИЕ СПОРТСМЕНЫ?

— Я не зиговал, — говорит президент Академии единоборств РМК («Русской медной компании») Иван Штырков.

Академия — это те самые спортсмены, которые разгоняли протестующих со стройплощадки и поддерживали ЧОП «РМК-Безопасность», охранявший стройплощадку. Именно их называли в прессе «гопниками-титушками», «частной армией» и «боксерами-головорезами».

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Теперь Академия говорит, что каждое слово неправда: звезду смешанных единоборств, медийное лицо Ивана Штыркова просто узнали, а на деле весь Твиттер, портал Е1 и группы Вконтакте были полны призывов «приехать на бучу на сквере», и туда самотеком стекались со всего города (всего собрались до шести тысяч человек).

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Штырков:

— Вечером после тренировки я зашел в группу спортсменов в интернете, до этого даже не знал, что поставили забор, и что его повалили, протестующие зашли на стройплощадку. У меня гражданская позиция: я за Храм в этом месте (ну, еще бы, если Иван руководит дворцом спорта РМК, одного из застройщиков. – Ред.). Я предложил бывшим со мной в раздевалке спортсменам поехать и посмотреть, нас было человек десять. Мы два часа стояли в сторонке и ждали, когда полиция начнет выполнять свои обязанности, но она просто снялась — и уехала. Бойцы ЧОПа, многих из которых я знаю лично, они тренируются у нас, остались одни против толпы, они стояли спиной к <установленной на месте будущего строительства> палатке, а протестующие водили вокруг них хороводы… Ну, это же просто 17-й век, жутью повеяло…

Дальше показания разнятся: Иван говорит, что сам, один, отправился на стройплощадку, очевидцы — что он возглавлял колонну в сто человек. Все вместе они на руках вынесли посторонних с территории и держали периметр. Никого не били, но вели с толпой богословские диспуты (как это происходило, см. в начале текста).

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЗАСТРОЙЩИКА

— Мы были, конечно, впечатлены тем, что люди могут снести законно установленный забор, — говорит глава созданного УГМК («Уральской горно-металлургической компанией») и РМК («Русской медной компанией») «Фонда Святой Екатерины» Александр Андреев. Он правая рука хозяина РМК Алтушкина и первый воцерковленный человек в этой истории: до сих пор все, включая главного спортсмена Штыркова, уклончиво отвечали, что «Религия это интимная вещь», «Хожу в церковь, но реже, чем хотелось бы», — а Андреев без уверток сказал, что исповедуется и причащается.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Про самого Алтушкина известно, что с середины 90-х бизнесмен входит во все дела епархии: содержит Новотихвинский женский монастырь, открыл при нем благотворительную столовую для бедных, восстановил Храм Успения Пресвятой Богородицы, отстроил храмы Верхотурья и другие; в 1999-м году активно участвовал в кампании против правящего архиерея епископа Никона, которого обвинили в гомосексуализме: православные тогда выходили на митинги с голубыми шариками – и ровно с такими же, весной 2019-го, молились на сквере.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Андреев говорит «КП», что моральное состояние верующих подавленное: дважды из-за протестов им приходилось менять место постройки, и это, последнее, они и так видели как компромисс. Что поджимают сроки: любая новая площадка — это год согласований и экспертиз, а Храм должен быть готов к 2023 году, к 300-летию Екатеринбурга, поэтому желательно все-таки выбрать одну из трех: историческая площадь, пруд, сквер. Что после слов президента ему позвонили лично инвесторы и сказали: «Ставим на паузу». Что Алтушкин с Козицыным (вторым олигархом, хозяином УГМК) всегда были готовы к дискуссии, но кто гарантирует, что ситуация не повторится на любом новом месте?

— Святая Екатерина — Великомученица, и мы проходим мучения, — грустно говорит Андреев. — Но есть и положительный момент: теперь о Храме узнали все! Он укоренился в каждой голове, он уже есть! Ко мне люди на улице подходят, мне продавщица в магазине говорит: «Саша! Давай у меня во дворе построим!».

Я спрашиваю: как Александр думает, почему у протестующих получилось? В Челябинске у протестующих против ГОКа — не получилось. В Шиесе — не получилось. В 2012-м жители подмосковного Жуковского протестовали против вырубки Цаговского леса: как чоповцы гоняли там несогласных, никакому Екатеринбургу и не снилось!

Но о Жуковском никто здесь не слышал, а уральцы — такие нежные: власти уже и церковь не могут по своему усмотрению поставить! Когда в столице восстанавливали Храм Христа Спасителя, что-то я не помню, чтобы москвичей, вообще, спрашивали. В чем разница?

Андреев молчит. Потом неуверенно говорит:

— Потому что полиция, вместо того, чтобы охранять стройплощадку, допустила столкновения между гражданами… А вы как считаете?

Мне хочется сплюнуть:

— Потому что у вас нашелся неотстроенный медиаресурс, который поддержал протестующих.

АМЕРИКАНСКИЙ ПОРТАЛ

Главный редактор сети городских порталов, несколько лет назад выкупленных российской «дочкой» американской компании Hearst Corporation, буквально организовал массовые беспорядки 13 мая:

— Мы быстро кинули клич, и уже в семь вечера здесь были сотни, — чистосердечно проболтался Ринат Низамов в эфире телеканала «Дождь». Про визги в эфире и стрим, привлекший к маленькому частному конфликту внимание всей страны, я уже говорила.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

И дело не в том, что журналист не имеет право на гражданскую позицию — имеет, еще как! — а в том, что Низамов брал у застройщика деньги. Несколько лет назад он придумал «Народную премию Е1»: пользователи портала «Екатеринбург онлайн» голосовали за лучший городской магазин, лучшую парикмахерскую — и те получали денежные призы.

А средства Ринат брал у «Русской медной компании», представитель «Фонда Святой Екатерины» мне это подтвердил.

И приз Е1 «За лучший салон красоты» в 2018-м году вручал Иван Штырков — тот самый предводитель спортсменов, которых Низамов назвал в ФБ «ручными головорезами-боксерами» (пост о фейсбучных активистах, которые вынырнут из Интернета под ковши экскаваторов, а православные олигархи отдадут приказ казакам защищать будущий храм нагайками, Е-1 опубликовал в марте, на опережение).

В общем, такая журналистская этика мне недоступна.

— Мы потрясены предательством, — на условиях анонимности сказал мне представитель фонда, — ведь мы же вступили с ним в партнерские отношения. И эти крики во время прямого эфира: «Ааа! Я вижу кровь!!!», — да если бы там пролилась хоть капля, на теме православного Храма можно было бы ставить крест! Мы сразу ставили сотрудникам условие: никакого насилия. Как же он может выдавать такое в эфир?

Я хорошо понимаю эти чувства: когда Ринат работал в «Комсомолке», он с придыханием рассказывал, что о Скойбеде ему говорили еще на лекциях в университете, а, уволившись, стал мелко пакостить: выкладывать в общий доступ мои посты, предназначенные для друзей, снабжая нелицеприятными комментариями.

Такой человек.

Пресс-секретарь ГУВД Свердловской области Валерий Горелых подтвердил «КП», что по факту массовых беспорядков возбуждено уголовное дело: «Это компетенция Следственного комитета», — подчеркнул сотрудник.

Честно говоря, доверия Следственному комитету по Свердловской области у меня нет: до сих пор они сливали все уголовные дела, о которых я писала. О бандитской группировке, убивавшей наркоманов и ворующей наркотики из наркопритонов, о мошеннической группировке, обворовавшей под видом реставрации церковь. Дело о перестрелке местных жителей с приезжими бандитами в деревне Сагра расследовали строго наоборот: посадили не тех, кто стрелял, а тех, в кого стреляли…

Но так-то у следствия много работы: например, надо выяснить, кто в традиционно бандитском городе, в ситуации гражданского противостояния — всю весну в сквере шли многотысячные митинги активных горожан и многотысячные молебны — дал команду на уход полиции.

И ДРУГИЕ ОРГАНИЗАТОРЫ МАЙДАНА

— В Киеве, — говорит свердловский специалист по кризисному PR Евгений Ющук, — майдан начали не западные спецслужбы, как у нас привыкли думать. Это была мелкая местечковая разборка между главой администрации президента Януковича Левочкиным и министром внутренних дел Захарченко, который хотел сесть в его, Левочкина, кресло. Они не хотели валить Януковича: они хотели занять возле него место получше! В итоге, Левочкин дал заму Захарченко немножко денег, и тот подставил шефа, отправил «Беркут» отлупить митингующих на площади студентов… Точно также и у нас Ананьев занес «Паркам и скверам», и девица Смышляева залезла на дерево!

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Валерий Ананьев — третий олигарх в этой истории, глава «Атомстройкомплекса», в просторечии «Атома»: когда-то он и Козицын (УГМК) вместе строили небоскреб Opera Tower, проект обанкротился, УГМК по Арбитражу получил с «Атома» деньги.

— С этого момента любые проекты Козицына получают отпор Ананьева. Пример: два года назад УГМК сносила в Екатеринбурге недостроенную телебашню, и возник вдруг огромный скандал, горожане протестовали, Ананьев заявлял, что арену, которую Козицын собирается построить на месте башни, строить здесь не надо, и, в частности, на телебашне появились буквы лазерного шоу: «Не сносите меня, я живая». Откуда луч идет, не видно. Тогда ребята из УГМК дрона запустили, увидели: бегает человек по крыше элитного жилого комплекса «Артек»; комплекс «атомовский» (принадлежащий «Атомстройкомплексу». — Ред.), просто так доступ туда не получишь! Позвонили в полицию, сказали: «Человек хочет совершить суицид!». Полицейские сняли оператора и лазерную установку с крыши: оказалось, что она особо мощная, таких пять на всю Россию… Прямой заказ «Атома» не доказали (просто комплекс принадлежит им), но E1 лупил по три заметки в день. Например, у нас был штурм заминированной башни: мы ее должны были снести взрывом, и вот накануне группа «энтузиастов» напала на охрану и прорвалась наверх, охранники сорвали с них рюкзаки: внутри был запас еды — они собирались сидеть на башне живым щитом, а еще солидол и колючая проволока. Солидолом думали мазать ступени, колючей проволокой обматывать их, чтобы Росгвардия не могла подняться. Они перерезали цепи подрыва, избили охрану, наконец! А Е1 делал из этих боевиков героев. И дали им мелкий штраф, что-то вроде «проникновения на охраняемый объект…

Да, интересная картина вырисовывается. Анна Балтина («Парки и скверы») не скрывала, что получала гранты на борьбу за зеленые насаждения от «Атомстройкомплекса», причем начинала ее именно в точке конфликтного сквера. Е1, я думаю, искренне за любой «кипешь». Мне рассказывали характерную историю: ублюдок на машине намеренно сбил полицейского, протащил десяток метров — а Е1 к этому случаю дал заголовок: «Житель Екатеринбурга прокатил копа на капоте»….

ТЕОРИЯ РЕВОЛЮЦИИ

— У нас область 20 лет гавкалась с городом, — объясняет Ющук, — это было и при Росселе и Чернецком, легендарных губернаторе и мэре, и при всех преемниках. В итоге талантливые пиарщики и СМИ разделились на две группы, каждая своими прикрывалась от ответственности. Мэрия у нас долго финансировала либеральную оппозицию: причем это делал не мэр, а бывший вице-мэр Тунгусов, ныне просто миллиардер, которого из Москвы и не видно, это слишком мелкий чиновник. Из Москвы видно губернатора, и видно, что область все время бурлит: то «Справедливая Россия» победит на выборах в 2011-м, то белоленточные протесты на площади-пруду-сквере с криками: «Бога нет!». Москва снимает губернатора — так в 11-м сняли Мишарина — а конфликт никуда не уходит, потому что он системный: у города-миллионника есть собственные политические амбиции, собственные большие доходы, собственный пул СМИ. Новый губернатор год въезжает в ситуацию — как только понимает, что к чему, его тоже начинают валить: город защищает свои активы… Единственное, после 14-го года впрямую финансировать либералов и западные

НКО стало опасно, ну, так они на экологов переключились!

— По сути, вы разрабатываете сейчас теорию революции, — подытоживаю я. — Революция всегда начинается с глупости, с мелочи: в Петербург не завезли хлеба. Революция возможна там, где существует раскол элит: Николая Второго ненавидели даже Романовы, которые желали посадить на трон его дядю, Николая Николаевича… От себя добавлю: революция случается там, где существует реальная задевающая людей проблема: долгое падение уровня жизни на Украине… Я разговаривала с многими жителями Екатеринбурга: они оскорблены тем, что храм пытаются поставить в неподходящем месте без обсуждения с ними, и это никакие не белоленточники…

В Киеве была революция гидности, то есть достоинства, — напоминает Ющук. — Здесь точная калька: нас не спросили.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

— Но вы сказали, что западного участия в организации Киевского майдана не было, а мы же знаем…

— А западный капитал всегда присоединяется потом, к готовой революционной ситуации. И тогда появляются неизвестные снайперы неизвестной спецслужбы на крышах зданий. И в толпе возникают боевики с фаерами в балаклавах: они не имеют никакого отношения к людям, которые искренне вышли за свои права — они прячутся за их спинами. Выскакивают, проводят силовые акции, снова скрываются… Заместитель руководителя администрации губернатора Свердловской области Вадим Дубичев однажды при мне перечислил фазы майдана: первая — под любым предлогом вывести на улицу людей. Под любым: побили детей, мы за сквер — потом, в течении дня, лозунги меняются: «За сквер», — «Против Храма», — «Против губернатора», — «Против верховной власти». Потом этих людей надо удержать: бесплатными концертами, едой — помните? Пицца в сквере на всех — и палаточными городками. Поэтому палаточные городки протестующих во всем мире сносятся сразу, иначе люди начинают их рьяно защищать — и это вторая фаза, столкновения с полицией. А дальше следует сакральная жертва, и ситуация становится необратимой. В Екатеринбурге в сквере уже ставили палатки.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Почему церковь берет общее, то есть, чужое, и где здесь справедливость

В екатеринбургском конфликте непросто определиться, за кого ты. Я точно не за Низамова, который потирает ручки: «Идейная война вот-вот перерастет в вооруженный конфликт»! Я не за профессиональных провокаторов, раскручивающих майдан, кем бы они ни были: бывшими замами мэров, олигархами или экологами…

И точно за Бикташеву, которая любит сквер и хочет в нем гулять.

Меня все время мучила одна и та же мысль. С Екатеринбургом все понятно: Ананьев выясняет отношения с Козицыным, Тунгусов — с губернатором, СМИ с иностранным участием вносят свою лепту.

Но как быть тогда со всеми остальными городами?

В Челябинске Храм Святой Татианы пытаются втиснуть в Студенческий сквер напротив университета, происходят студенческие волнения.

В Красноярске активные горожане много лет яростно протестуют против Храма на набережной, после событий в Екатеринбурге власти от проекта отказываются.

В Москве штук пять точек такого протеста, ВЕЗДЕ храмы пытаются всунуть в парки, жители ругаются…

Что, мы все безбожники? Вдумчивый опрос протестующих в Екатеринбурга показал, что нет. Люди обозлены вообще не на церковь, а на власти, которые вырубили массу скверов. Люди, вообще, за Храм, просто не за счет своего жизненного пространства, ведь в городах всегда тесно.

Свободные места в центре – это всегда парки.

Конфликт неизбежен, потому что парки – они общие.

А православные в нашей стране, мягко так скажем, не все…

Взяла и позвонила священнику, с которым двадцать лет знакома. Для простоты назовем его отец N: священнослужителям запрещено давать комментарии прессе.

— А откуда у церкви деньги? – орал на меня священник. – Мы существуем только за счет паствы, у нас есть средства, чтобы существовать, а не жировать! Знаете, почему многие батюшки молчат, не выступают за новый Храм? Да, потому что паства туда уйдет, доходы упадут, а мне же надо – вот, я глава прихода, — зарплату всем служителям заплатить, на уровень инфляции ее индексировать, чтобы хотя бы в самый захудалый уголок Крыма люди могли в отпуск семью вывести! Без благотворителя, только на средства церкви ничего построить невозможно, — они мизерны.

— У Храма Святой Екатерины богатейшие благотворители, Козицын и Алтушкин. Почему они не могут выкупить ветхое здание в центре и построить Храм на этой земле, не обкладывая горожан уплотнительной застройкой? У Козицына, наконец, уже выкуплен недострой возле спорного сквера, где он собирается строить 30-этажный небоскреб, — идеальное место!

— Мы не можем заставить инвесторов отдать свои земли! Они согласились дать три миллиарда на постройку. Облагородить набережную. Отреставрировать даже театр Драмы, перед которым расположен сквер. Это – дураками надо быть, чтобы потерять таких инвесторов! Регионы бьются за инвесторов! А сейчас инвесторы не хотят ничего, это я вам из первых рук говорю. Они согласны либо здесь, либо нигде….

Вот это поворот…

Значит, впереди эскалация конфликта.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды

Я спрашиваю:

— Но вы же понимаете, что сама ситуация порочна? Если вы не покупаете место, а занимаете чужое, всегда будут недовольные? У вас конфликты во многих городах!

— Мы рассматриваем ситуацию так. Вы когда-то купили землю. Пришли бандиты, вас отволокли в каталажку, дали 40 лет лагерей, ваш дом снесли, поставили фонтан. Вы вышли и просите (уже не бандитов конечно, а сменившую их нормальную власть): «Хорошо, родовое место занято, но дайте тогда другое!», — справедливо это или нет? Ситуация ровно такая, мы прямые наследники репрессированных большевиками священников!

Справедливо ли? Возможно.

Но тогда возвращайте людям все, что они потеряли в 1991-м: работу, советские вклады, порезанные на металлолом заводы… А то — какая-то избирательная справедливость.

P.S. Когда материал готовился к печати, мэрия Екатеринбурга опубликовала итоговые места для Храма: их шесть, две из трех вызвавшие народный гнев площадки — пруд, сквер — снова в списке.

"Екатеринбургский майдан": Епархия отнимает у горожан сквер, а Запад не дает поставить храм. Расследование Ульяны Скойбеды
Источник

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту news@newsbreaking.ru.

Подписывайтесь на наш Телеграм чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Поделиться:


Оставить отзыв

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам

Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!


Анна Шапиро
Игорь Востриков
Нострадамус
Пушилин
журналист Андрей Бабицкий
1хбет зеркало на сегодня прямо сейчас
1хбет зеркало на сегодня рабочее регистрация
Зеркало 1xbet рабочее на сегодня 1хбет зеркало прямо сейчас 1хбет альтернативный адрес работает всегда 1хбет новый сайт зеркало 1win зеркало рабочее на сегодня 1xbet официальный сайт рабочее зеркало на сегодня зеркало бк леон на сегодня 1win рабочее зеркало