Регистрация

Войти:


Если вы зарегистрированы, просто введите свои данные:


Если вы располагаете авторским материалом и уверены, что он будет интересен - присылайте его нам, и мы разместим его на портале.

Для этого пришлите текст по форме обратной связи, которая расположена на странице Контакты.

Или пройдите регистрацию. Это не займет много времени: Регистрация

Если вы уверены, что статья была размещена без вашего разрешения или с какими-либо нарушениями - сообщите об этом со страницы Контакты или в комментариях к статье. Администрация всегда идет навстречу авторам: размещает обратные ссылки или удаляет материал, если автор этого желает.




Будни учителя: Как внушить детям любовь к Пушкину с помощью зомби

репосты
65
0
29.03.2019

Новость часа


Корреспондент «Комсомолки» Дарья Завгородняя целую четверть проработала в общеобразовательной средней школе

Будни учителя: Как внушить детям любовь к Пушкину с помощью зомби

Позвонила подруга и говорит: мол, у сына в школе словесница уволилась. Резко, как тайфун. Детишки без училки остались. Не хочу ли я стать учителем? Ну, конечно, хочу. Демоверсии ЕГЭ по русскому-литературе, которые выкладываются ежегодно в интернете, я с удовольствием сдаю на довольно высокие баллы. И уже давно подумываю: а чего эти знания пылятся в чулане памяти, как старые тапки? Не пора ли отряхнуть с них прах? А заодно и разузнать, что там у нас нынче в системе среднего образования?

Спустя неделю я сидела на собеседовании, через день — на педсовете. И вот я «Дария Михаловна» для целого пятого «В» в составе 18 человек. Шесть девочек, двенадцать мальчиков. Работа на четверть ставки. То есть до обеда я — учитель. После — журналист. Почти живой, но довольно измочаленный педагогическим процессом. Однако расскажу по порядку.

«Кажись, добрая»

Перед уроками волнуюсь, как восемндцать мам и тридцать шесть бабушек. В приемной директора секретарь мне дает подписать кипу бумаг об ответственности. За пожарную безопасность, за жизнь и здоровье учащихся, за что-то еще…

Вхожу в класс за полчаса до звонка. Учусь писать на доске красиво: число, месяц, «Классная работа» и «Дарья Михайловна». К десятому разу строки перестали ехать вниз, буквы округлились и окрепли.

Вытерла пот со лба, и тут в кабинет ворвались они — мои любимцы, детства чистые глазенки.

Будни учителя: Как внушить детям любовь к Пушкину с помощью зомби

Я тепло улыбаюсь. Они буравят меня критически. Осторожно, без резких движений, приступаю к рекламе великого и правдивого — Пушкин, Лермонтов, Тургенев, все дела. Держу спину. В классе стоит легкий гул, как на пасеке. Различаю громкий шепот: «Кажись, она добрая» — «Да пока непонятно…»

Поставленным голосом Юрия Левитана прерываю дискуссию:

— Господа, un peu d’attention s’il vous plait! (Немного внимания, пожалуйста. — фр.)

Класс застывает в гробовой тишине. Робко: «А чего это вы сказали?»

Мне еще много раз придется использовать всякие приемчики — анекдоты, песенки, фразы на иностранных языках, чтобы завладеть их вниманием.

Победа над Лизуном

«Русские народные сказки!» — объявляю тему первого урока по литературе богато интонированным голосом. Но мой народ смотрит мутным взглядом. Некоторые, приготовившись к скукотище, достали из портфелей баночки с каким-то желеобразным веществом — розового, зеленого, голубого цветов, бодро между собой переговариваясь. «Это лизуны», — объясняют дети.

— Дорогие, что вы помните про Царевну-лягушку? — игнорируя лизунов, я пытаюсь вовлечь паству в «коммуникацию», как советуют в методичке для педагогов.

— Ну, там Иван-царевич чего-то, — вяло ответствует народ, катая из лизунов шарики и колбаски.

— А кто смотрел «Малефисенту»? — говорю.

— Я! Я! Я! — поднимается несколько рук.

— А «Зоополис»?

— Вы «Зоополис» знаете? Да ладно! — оживляются.

В зале водворяется хрупкая, но уважительная тишина. Вкрадчиво наступаю:

— А вы знаете, в какой сказке есть персонаж Лизун?

Знаменитая голливудская картина, где один из героев — Лизун, вышла в 1984 году и называется «Охотники за привидениями». Чтобы напомнить всем, пою песенку из фильма.

Раздаются радостные возгласы узнавания.

— На кого из персонажей русских сказок похож Лизун? — спешу укрепиться на пьедестале.

В ответ тянутся руки: «На водяного!» Наконец-то! Я лидер аудитории. После небольшого диспута вокруг «Охотников» мои вундеркинды соглашаются открыть учебники и читать «Царевну-лягушку» по ролям. И даже готовят вольный пересказ к следующему уроку.

— Кто хочет, может придумать свою, авторскую, сказку, используя приемы из «Царевны-лягушки».

…На следующем уроке «авторские сказки» обрушились на меня, как душ Шарко.

И друг детей — Скелет

Из «приемов» «Царевны-лягушки» в наших авторских историях осталось немного. Строго говоря, всего два. Зачин «жили-были» и образ злодея, без которого не обходится ни одна сказка. Однако Кощей и Баба-яга теперь не в авторитете. Иное дело — зомби, скелеты и маньяки…

«Жила-была девочка. Осьминог хотел ее пожрать, но приплыл дельфин и ее спас».

«Жил-был мальчик. Пошел он в лес. А там высадились инопланетяне. Но у мальчика был лучший друг — Скелет. Он увидел через оптические приборы, как гуманоиды подбираются к мальчику. Он прибежал и спас своего друга! Он перебил инопланетян, потому что у него были лазерные установки в глазах».

«Жили-были два парня — Макс и Марк. Они ходили в фитнес и пили протеиновые коктейли. А потом взорвалась бомба, и все превратились в зомби…»

Всем сказочникам ставлю четверки и пятерки. Критерий оценки — четкая композиция: экспозиция — завязка — развитие действия — кульминация — развязка.

Шинель против «Шанели»

Мои вундеркинды понимают, что такое «лагать», «аттач», знают разницу между мегабайтом и гигабайтом. Однако изумленно обнаруживаю, скольких слов скоро лишится наш язык. «Озимь», «жердь», «лукоморье», «прогалина», «жаркое»… Эти слова для них — китайская грамота!

Одна из сказок в учебнике — «Солдатская шинель».

— Дарь Михална, здесь опечатка! Надо писать «Шанель»!

Хохот в классе.

Из обихода безвозвратно уходят слова, скомпрометированные «непечатными» значениями. Например, «сука» в значении «самка собаки» незнакома вовсе. Большого труда мне стоило объяснить, что «кобель» — это не мужик, который изменяет жене, а «мальчик собаки». Когда я сообщаю, что слово «трахнуть» — это просто «ударить», публика потрясена, будто я у них на глазах сразилась с Мегатроном.

Похоже, без моего чуткого руководства произведения русской классики останутся для поколения Z набором архаичной тарабарщины. Подача материала в стиле «Пушкин — великий человек» больше не работает. Никому неохота копаться в могилах «почетных святых» на кладбище устарелых понятий. Единственный способ завлечь людей в предмет — рассказывать о писателях, как о живых людях, которые могли бы быть нам сегодня лучшими товарищами — ничуть не хуже Скелета.

«Ломоносов был настоящим богатырем и женился на иностранке», «Пушкин родился на Бауманской, а в лицее прогуливал уроки немецкого языка…» После рассказа про Ломоносова, кстати, мои питомцы выучили сложнейшее стихотворение «Случились вместе два Астронома в пиру…»

На рассказ о Пушкине реагировали: «Да ладна-а-а!» — лучшая форма признания.

Вот такой эффект живого слова.

«У вас есть парень?»

Я хочу, чтобы они думали и делились мыслями — настоящими, а не теми, которые прочли в учебнике.

— Как вы думаете, кто такой романтический герой?

Робеют. Молчат. Тишину нарушает осторожное:

— Ну, это такой человек, который сидит при свечах с романтическим лицом…

— И так бывает. А о чем он думает?

— О любви! О героизме — герой же!

Как точно они угадали, совсем ничего еще не зная о романтизме.

У нас прекрасные дети растут, дорогие родители.

— Дарья Михайловна, у вас есть парень? — меняет тему харизматичный хулиган Василий.

— Она женатая, ей муж айфон подарил! — отзывается хорошист Дима.

У нас устанавливаются самые сердечные отношения.

Будни учителя: Как внушить детям любовь к Пушкину с помощью зомби

Почему так много домашки

Урок полагается начинать с «оргмомента». Заслуженные учителя советуют читать детям стихи Пушкина и Фета — для вдохновения.

Но я чувствую, что «день хрустальный» (Фет), «день чудесный» (Пушкин) не способны конкурировать с «Зоополисом».

Формируя «оргмомент», стараюсь выйти на нейтральную почву: «Древние люди много учились — разжигать костер, строить дома, охотиться, собирать коренья, и мозг у них увеличился на целый килограмм!» Дети пыхтят, задают вопросы: «А сколько весил мозг древнего человека?» — «Полтора килограмма». — «А сейчас сколько?» — «Кило триста пятьдесят. Усыхает наш мозг. Если не будем учиться, совсем усохнет».

Чистого времени на предмет остается минут тридцать. Мне бы и хотелось задавать поменьше домашки. Я бы вообще ее отменила. Но тогда мы не уложимся в программу. Самое скверное, что может произойти с педагогом: не научила. Двойки и тройки в электронном дневнике понижают рейтинг школы. И рейтинг учителя — тоже.

Я хочу ставить хорошие отметки. Но контрольные не все пишут на четыре и пять.

— Голубчик, ты в слове «вскарабкаться» сделал четыре ошибки — написал «вскорапкатса»!

— А можно исправиться?

— Домашку делай…

Проверка домашней работы — лучший способ поднять успеваемость. Домашку мои драгоценные готовят с колоссальным усердием. Наверняка с помощью родителей. И, конечно, каждый день весь класс желает вый-ти к доске. За домашку сражаются отчаянно. «Я первая руку подняла!» — «Нет, я!» Пока не началась свара, «Дария Михална» зорко следит, кто первый поднял руку.

«Старый сын»

…Моя дисциплина хромает на обе ноги. Класс гудит, как пчелиный рой. Я прилежно развиваю у себя глаза на затылке и голос, похожий на корабельный ревун. Причем этим голосом я учусь разговаривать спокойно — орать нельзя. Как и выгонять из класса, как и ставить двойки по поведению.

Единственный рычаг воздействия — отметки. Дети мои панически не любят все, что ниже четверки. Кому-то папа отстегивает полтинник за каждое «отлично». Кого-то премируют пятью сотнями по итогам недели. Некоторые просто не хотят расстраивать маму.

За последней партой — мой любимец, двоечник Саша. На первых уроках он ел мел. Не добившись у меня взаимности, придумал новое шоу — плевался в барышень жеваными бумажками через пустую шариковую ручку. Посадить его с девочкой, как советуют мне коллеги, нельзя — он не дает ей заниматься: тычет в бок карандаш и ластик — в ухо.

Когда вызвали его маму, выяснилось: она ждет ребенка от нового мужа, а Саша — «старый сын» от прежнего супруга. Мама не ходит на родительские собрания, оберегает себя от волнений. Волнения огребает «Дария Михална» со товарищи.

— Сашуля, у тебя третья двойка за диктант.

— А мне по фигу — хоть четвертая!

В ушах у него наушники, он слушает музыку из мультфильмов аниме. Каждый раз, когда я с лицом Фредди Крюгера подхожу к его парте, Саша надевает капюшон и вжимает голову в плечи. Маленькая голова, измазанные чернилами руки… Иногда хочется погладить его по этой одинокой голове. Иногда — стукнуть по ней увесистым томом Пушкина (да-да, я знаю, что нельзя).

Откуда берется Дарья Психопатовна

На третьей неделе я постигла тайну учительских срывов, которые время от времени производят фурор в СМИ. В советское время за «неуд» по поведению ученика могли исключить из школы. В 90-е в педагогов робко начали плеваться бумажками. Сегодня могут послать на три буквы. При мне пятиклассник с ужасом докладывает маме: «А Мухрыжкин сегодня англичанку на х…р послал!»

Мой апофеоз случился в одну из пятниц (пятница — конец недели, самый «шалый» день). Мои архаровцы вчетвером просочились под партами в туалет и устроили там битву на тряпках. Через десять минут их вернул завуч, держа гроздьями за шивороты: «Безобразие! Они сломали полотенцесушитель!»

— Неправда, мы его чинили!

— Дорогие мои, чинить полотенцесушитель на уроке русского языка — это неуважение к учителю! — говорю. — Разговоры на уроке — неуважение! Плевание жеваными бумажками — неуважение!

Если бы я разбуянилась как-нибудь более живописно, можно было снять меня на телефон и — вуаля — скандал в интернете обеспечен.

— Нет! Мы вас уважаем! — сердечно убеждают меня дети.

Они неподдельно ко мне расположены — при встрече бросаются, как к Дедушке Морозу, угощают конфетами. И это чувство путают с уважением.

Я проникаюсь еще большим почтением к моим коллегам. «Низкий поклон вам», — говорю каждый раз вместо приветствия.

Но бывает, что и педагоги бессильны. Вот какой случай рассказала мама одного из новичков. «Был у нас в прежней школе мальчик, который всех терроризировал. Дрался, плевался… Родители взмолились: сделайте что-нибудь. Хулигана отвели к школьному психологу. Та поговорила с парнем, с его мамой-папой — пришла к выводу, что психических отклонений нет. Тогда она просто собрала всех родителей, посадила в кружок и говорит: давайте решать, как нам всем коммуницировать. Мы говорим: «Нейтрализуйте хулигана!» А она коммуницировать предлагает. Ну и забрала я ребенка из школы».

Финиш

В конце четверти меня вызвала директор: «Дарья Михайловна, у вас дисциплина совершенно никуда не годится. Мы вынуждены забрать у вас пятый «В».

Я, конечно, была против. И уж точно был против мой дорогой «В». Они принесли мне букет хризантем и коробку конфет, когда я сообщила о своем уходе. Мы зафрендились «ВКонтакте» и пообещали, что не забудем друг друга никогда.

ПРОЧИТАНО НА ФОРУМАХ ПЕДАГОГОВ

«Боюсь вести уроки в собственном классе»

«В школе нет системы наказания. Это очень плохо. Дети это видят и наглеют».

***

«Всегда, когда в школу приходит новый учитель, ученики его пытаются довести: выяснить слабые и сильные стороны. Кто-то чихает весь урок, кто-то беспрерывно просится выйти, кто-то сидит спиной… И пока этот период еще не закончился, учителю лучше быть строже, чем дать слабинку, иначе сразу все сядут на шею».

***

«У меня есть несколько родителей, которых я сама разбаловала. Дети болеют, они не делают домашку, пока я смс не пришлю. Более того, шлю смс обо всем: каникулы, изменения в расписании, конкурсы… Доходит до того, что дети мне отвечают: «А вы смс не прислали».

***

«Среди учеников есть один мальчик, из-за которого у меня не получается провести ни одного урока. Я для него пустое место, и он показывает как может свое превосходство надо мной. Демонстративно приходит на урок без учебника и тетради. Когда я даю ему карточки с заданием, чтобы его занять, пишет на них нецензурные слова, оскорбляет девочек. В прошлом году я провела его по всем школьным комиссиям, вызывала родителей, была беседа и с директором в присутствии человека из полиции — все бесполезно, так и разговаривает матом. Я боюсь вести уроки в своем собственном классе. Уроки там — это просто мой провал как учителя и как человека».

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Надо устанавливать жесткие правила

С вопросами о том, как сегодня обеспечивать дисциплину и успеваемость на уроках, я обратилась к Владимиру Поставневу, руководителю департамента психологии института педагогики и психологии образования МГПУ.

Будни учителя: Как внушить детям любовь к Пушкину с помощью зомби

— Владимир Михайлович, я старалась проявлять подход к детям, учитывая их особенности. Но единственный совет от психолога нашей школы получила такой: «Вы не обязаны их любить. Пускай их мама дома любит, а вы должны научить»…

— Вы, скорее всего, неправильно поняли специалиста. У учителя должна быть любовь к детям. Но это не материнская безусловная любовь. Педагог должен устанавливать правила поведения. Вы проявили подход к детям как современный педагог, который опирается не на свой социальный статус, не на традиционный авторитет учителя, а на свое личное обаяние. Но ребята были уже не первоклассники. Возможно, они пришли к вам от педагога, который их держал несколько авторитарно. И единственное средство, которое он применял, это санкции — наказание, снижение отметок, например.

— У меня не получалось быть строгой…

— В этом ваша ошибка. Педагог устанавливает нормы поведения. Нужно было сразу дать понять: есть правила — будьте любезны соблюдать. Я добра к вам, но, если вы нарушаете правила, будете ограничены в моем расположении.

— Может, надо вернуть прежние правила — выгонять нарушителей из класса (сейчас это нельзя), исключать хулиганов из школы (теперь до 15 лет это тоже нельзя)?

— Сегодня педагог лишен насильственных рычагов воздействия, он опирается на силу своей личности. Готовьтесь к урокам, как к экзамену. Можно так сказать: главное оружие учителя — он сам. Да, это труднее, чем цыкнуть. Но дети вырастают более самостоятельные, ответственные за свой выбор.

— Что делать, если хулиган терроризирует весь класс?

— Перекладывать ответственность на других родителей — неправильно. Таким ребенком должен заниматься педагогический консилиум — педагог-психолог, дефектолог. И обязательно нужно работать с родителями ученика.

— Но родители таких детей часто вообще не идут на контакт.

— Учитель должен показать, что он на стороне ребенка. Найти в ученике положительные черты, рассказать о них родителю. Дать понять маме или папе, что вы с ними заодно, что вы цените ребенка, хотите помочь ему стать успешным. При таком подходе родители сами будут искать встреч с учителем.

Источник

Если Вы хотите, чтобы мы разместили Ваш уникальный материал на любую тему на нашем портале, присылайте тексты на почту news@newsbreaking.ru.

Подписывайтесь на наш Телеграм чтобы быть в курсе важных новостей.


Ваши комментарии:

0

Поделиться:


Оставить отзыв

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Это не спам

Все отзывы проходят модерацию. В комментариях запрещены нецензурные выражения во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Спасибо за понимание!


Анна Шапиро
Игорь Востриков
Пацанки
Нострадамус
Пушилин
журналист Андрей Бабицкий
1хбет зеркало на сегодня прямо сейчас
1хбет зеркало на сегодня рабочее регистрация
Зеркало 1xbet рабочее на сегодня 1хбет зеркало прямо сейчас 1хбет альтернативный адрес работает всегда 1хбет новый сайт зеркало 1win зеркало рабочее на сегодня 1xbet официальный сайт рабочее зеркало на сегодня зеркало бк леон на сегодня 1win рабочее зеркало